Не Суть Времени

Ярославский форум бывших сторонников движения
 
ФорумПорталКалендарьГалереяЧаВоПоискПользователиРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 «Звериные» мифы и реальность Курской дуги

Перейти вниз 
АвторСообщение
Народный политолог

avatar

Сообщения : 8
Дата регистрации : 2013-07-07

СообщениеТема: «Звериные» мифы и реальность Курской дуги   Сб Июл 13, 2013 11:14 am

http://narpolit.ru/po_suti_dela/pervoe_rychanie_pantery_18-51-00.htm
Первое рычание «Пантеры»
«Звериные» мифы и реальность Курской дуги.




Семьдесят лет назад, 12 июля 1943 года под Прохоровкой произошел самый масштабный танковый бой Второй мировой войны. Да, 5-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта Ротмистрова тогда не смогла добиться успеха, понесла тяжёлые потери. Но и противостоящие ей немецкие танкисты обергруппенфюрера СС Пауля Хауссера после Прохоровки уже не могли рассчитывать на успешное продолжение наступления.
В тот же день, 12 июля перешли в наступление на орловском направлении войска Западного и Брянского фронтов. В сражении на Курской дуге наступил перелом…
Итоги подвёл генерал Гейнц Гудериан: «В результате провала наступления «Цитадель»... бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя. Их своевременное восстановление для ведения оборонительных действий на Восточном фронте, а также для организации обороны на западе на случай десанта… было поставлено под вопрос...»
Принято считать, что главной ударной силой немецких танковых войск в «битве моторов» были новые танки Т-VI «Тигр» и Т-V «Пантера».


Для «Пантер» Курская дуга стала боевым дебютом, причём, поразительно неудачным. Гудериан впоследствии вспоминал: «С 10 по 15 июля я посетил оба наступающих фронта, сначала южный, потом северный, и уяснил себе на месте в беседах с командирами-танкистами ход событий, недостатки наших тактических приёмов в наступательном бою и отрицательные стороны нашей техники. Мои опасения о недостаточной подготовленности танков «Пантера» к боевым действиям на фронте подтвердились…»
А историк Михаил Барятинский, специализирующийся на изучении истории танков, пишет: «В операции «Цитадель» приняли участие 196 танков («Пантера», - М.К.). Только по техническим причинам из строя вышли 162 «Пантеры». Из-за нехватки тягачей немцам удалось эвакуировать лишь небольшое число танков, 127 машин остались на территории, занятой Красной Армией, и оказались потерянными безвозвратно».
Его коллега Максим Коломиец так описал начало боевого пути «Пантеры»: «Первыми танковыми подразделениями вермахта, предназначенными для укомплектования «Пантерами» стали 51 и 52 танковые батальоны… сформированные в январе-феврале 1943 года на базе 33 и 15 танковых полков соответственно. Для обучения экипажей сначала использовались танки Т-IV, и только с 10 по 31 мая батальоны получили по 96 новых «Пантер». Оба батальона вошли в состав 39-го танкового полка... под командованием майора фон Лаухерта. 2-3 июля 1943 года оба батальона и штаб полка были переброшены к линии фронта и сосредоточились в районе поселка Мощёное. Всего в 39-м танковом полку было 200 «Пантер»: по 96 машин в каждом батальоне и 8 машин штаба полка… Во время марша от железнодорожной станции «Пантеры» понесли первые потери: из-за возгорания двигателей полностью сгорели два танка…»
Так оно и дальше пошло, в таком же духе.
В докладе майора Штрейта, командира учебного подразделения «Пантер» 39-го танкового полка были подведены неутешительные итоги боёв на Курской дуге: «Из-за сильной скученности при атаке, эффективность огня «Пантер» была очень низкой и противник смог успешно вывести из строя большую часть танков. При этом многие машины подорвались на минах.
Атаки велись без учета изменения ситуации в ходе боя. Взаимодействие подразделений было очень слабым, так как многим практически ничего не было известно о планах наступления. Неразбериха началась с первых же минут боя, так как ни цель, ни боевой порядок, ни направление атаки не были четко определены. «Пантеры» постоянно создавали скученное скопление непосредственно перед оборонительными рубежами противника, что приводило к большим неоправданным потерям. Командиры батальонов должны четко руководить участвующими в атаке боевыми машинами, отдавая понятные приказы. К сожалению, действия «Пантер» были не согласованы. Так, например, любое изменение направления движения командиры большинства танков определяли визуально по ближайшим машинам, когда те меняли направление…»
Просто-напросто немцам не хватило времени для того, чтобы довести «Пантеру», что называется, «до ума». Машина имела множество недостатков, которые можно было выявить только в ходе длительных испытаний и боевых действий. Приходилось торопиться, чтобы «Пантеры» успели принять участие в операции «Цитадель» - наступлении под Курском. Да и личный состав не имел достаточного времени на освоение новой техники.
Разумеется, впоследствии немцам удалось устранить «детские болезни» «Пантеры», она стала очень грозной и массовой машиной (всего было выпущено 5976 «Пантер» различных модификаций). Но на Курской дуге она не оправдала возлагаемых на неё надежд, «зарычала» в первый раз крайне неубедительно.
«Тигры» такими «детскими болезнями» не страдали, поскольку их со второй половины 1942 года испытывали в боях под Ленинградом. Но именно «благодаря» этому в январе 1943 года советским войскам при прорыве блокады Ленинграда удалось захватить неповреждённый «Тигр». Так что его появление под Курском не явилось для Красной Армии неожиданностью. К встрече с «Тиграми» готовились...
Но самое главное, что их количество было невелико. Так, Михаил Барятинский пишет: «К 12 мая 1943 года… планировалось иметь 285 боеготовых «Тигров», но план этот не выполнили, передав в войска только 246 машин. Значительная их часть была сосредоточена в районе Орловско-Курского выступа. Непосредственно же в операции «Цитадель» приняли участие два тяжёлых танковых батальона (503-й и 505-й) и четыре роты в составе моторизованных дивизий…»
После сражения стали говорить и о «Фердинандах», немецких тяжёлых самоходных артиллерийских установках, которые, кстати, изначально назывались не «Фердинанд», а «Элефант». Эта тяжёлая машина с 88-мм орудием производила сильное впечатление. Но лишь впечатление. В самом вермахте не без оснований машину считали неудачной и малопригодной для войны на Восточном фронте. К июлю 1943 года было изготовлено и сдано в войска 90 этих самоходок, которые были сведены в 653-й и 654-й тяжёлые истребительно-противотанковые батальоны 656-го полка штурмовых орудий. Сколько-либо заметного вклада в операцию «Цитадель» они не внесли.
Для советских же танкистов самой неприятной «приметой» Курской дуги стала модернизация самого массового немецкого среднего танка Т-IV. Поставив на него новую длинноствольную пушку, немецкие конструкторы значительно увеличили бронепробиваемость снаряда, выпущенного из Т-IV.
Но к лету 1943 года ни модернизация этого среднего танка, ни появление новых боевых машин уже не могли принципиально изменить ситуацию на Восточном фронте. Слишком очевидно стало, что военная промышленность Германии, в том числе и танковая, отстаёт от советской...

Максим Купинов
Вернуться к началу Перейти вниз
 
«Звериные» мифы и реальность Курской дуги
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Не Суть Времени :: ЛИКБЕЗ :: Исторический-
Перейти: